Genesis


Анкеты читателей журнала Melody Maker в середине 70-х годов - время расцвета арт-рока - постоянно называли группу Genesis среди самых лучших в Англии и во всем мире. Так же высоко ценились и члены ансамбля. Так, в 1977 году Фил Коллинз был вторым на ударных и шестым как вокалист, Тони Бэнкс - третий на клавишных, как и Стив Хакетт среди гитаристов.

Успех группы был тем более ценен, что после кругосветных выступлений они часто выступали в Британии, не кокетничая уклонениям от налогов гастролями в Калифорнии, Франции или Швейцарии.

Их альбомы той поры не продавались так хорошо, как диски ELP или Led Zeppelin, в тираже достигая 200,000, реже более.

Они оказались чуждыми какой-либо мании, их никогда не обожествляли поклонники, и вообще, тогда они были известны лишь своей публике.

Они не относились ни к новой, ни к старой волне, не имели ничего общего с блюзом, да и их принадлежность к року остается под вопросом. Их композиции овеяны литературным вдохновением, тонко выработанными музыкальными структурами, "которые простираются от убедительного до претенциозно-тяжеловесного" (Fonograf Recording). В отличие от групп Yes и ELP, с которыми их чаще всего сравнивали, Genesis никогда не поправляли своих дел серьезной музыкой или ее имитацией, играя лишь свои оригинальные творения.

Альбомы Genesis привлекали внимание с первого взгляда своим изобразительным решением, картинами, навевающими атмосферу сказочных историй, особенно британских авторов Льюиса Кэррола и Джона Китса. Сама музыка группы, при всей ее мелодичности и дивной пленительности, для многих оказалась твердым орешком. Но именно многообразие и являлось главным козырем ансамбля, хотя в самом начале карьеры эта их "скрытая песенность" серьезно затрудняла им жизнь. Тогда группа называлась Anon, а ее участники - вокалист и флейтист Питер Гэбриэл, гитарист Энтони Филлипс, клавишник Тони Бэнкс, гитарист и басист Майк Резерфорд и ударник Роб Тиррел - учились вместе в школе. Было им по 16 лет, и они безуспешно пытались выдвинуться своими сочинениями. Школа эта - Чартерхауз Паблик Скул - очень высоко котировалась в системе английского образования, и далеко не каждый родитель мог позволить себе послать туда своего отпрыска на учебу. Уже в этом было принципиальное отличие фундамента группы - в отличие от прочих знаменитых ансамблей, где тон задавали выходцы из рабочего класса и мелкобуржуазных семей, образование и интеллект у Genesis были на высоте.

В те стародавние времена их объединила общая склонность к сочинению стихов и песен, и именно стихотворчество, наряду с театральностью, долго оставались главными козырями группы. Меньше других, согласно утверждению Гэбриэла (особенно меньше Yes) они испытывали желание демонстрировать свою музыкальную технику. Именно с целью популяризации своих песен после школы они занялись пополнением своего музыкального образования и увеличили состав на ударника Джона Мэйхью. Поначалу они совершенно не преуспели в выполнении своих задач, и лишь когда на школьном вечере объявился Джонатан Кинг, знаменитый певец, продюсер и музыкальный делец, ребята вручили ему катушку с записями своих песен. Восторга особого от прослушивания Кинг не испытал, однако почуял в их музыке нечто оригинальное. Вскоре он забрал записи в лондонскую фирму Decca, и в 1967 году эта фирма выдала сингл Silent Sun, годом позже другой, A Winter's Tale, а еще через год - альбом. Придумали себе новое название, Genesis, однако, когда узнали, что в США есть группа с тем же ярлыком, сменили свой на Revelation. Когда американский Genesis распался, обо всех этих изменениях напоминанием осталось лишь название альбома [1]. Совпадая названием с первой и последней библейскими книгами, вполне квалифицированный диск явил собой образец изысканности - но внимание слушателей привлекла лишь мелодия Una Paloma Blanca.

Уже никто не помнит, что Кинг был наставником и продюсером их первого альбома. После трех лет напрасного ожидания успеха он отступился от них, испугавшись слишком затянутой и повествовательной манеры выступления группы. Ему казалось, что ансамбль скорее добьется успеха на песенной стезе.

Времена были трудными. Концертные разъезды группы с самой скромной аппаратурой ограничивались лишь ближайшими окрестностями. Получали за выход сначала 600 фунтов стерлингов, потом немного больше. Странная музыка, манера выступления и оформления альбомов не могли привлечь роковых фанатиков. Некоторое время они балансировали на грани распада, но затем кое-кто обнаружил к ним интерес - включая Гая Стивенса, позже продюсера Mott The Hoople, и группу Moody Blues, которые подбросили идею о совместной работе с только что открытой ими фирмой Threshold, но все это было несерьезно. Тесные контакты установились лишь с Тони Стрэттон-Смитом, директором небольшой компании Charisma, где они трудились без малого полтора десятилетия.

Альбомная премьера на этой фирме готовилась весьма тщательно. Выбравшись из Лондона в деревню, на деньги, полученные в залог, они сочиняли и аранжировали тексты, а в студию явились с полностью подготовленными текстами и полным представлением о звуке. Эта детальная подготовка организации записи альбома сделала возможным выпуск диска [2] и вообще стала характерной для творчества группы, проявившей себя в те времена скорее текстами, чем инструментовкой.

Альбом этот ("Нарушение границы") - пластинка довольно неровная и сумбурная, но через несколько лет Тони Бэнкс назовет этот диск "самым большим шагом вперед, сделанным когда-либо в нашей карьере". Действительно, на этом лонгплее, правда, в эскизной форме, просматриваются достоинства, которые Genesis будут развивать в последующем десятилетии: динамичная музыка балладного склада с широким использованием английского фольклора, но очень структурированная и без импровизационного риска; полная света, тепла, изысканных ритмов, с тонкими интонационными нюансами и волшебно-сказочной лирикой, которая выпевалась шепотом, криками, а то и ступенчатым речитативом. Отдельные номера альбома были очень неплохими: ритм-энд-блюзовая композиция Somebody For Looking, песня Stagnation - в ней впервые слышен звук оригинальной 12-струнной гитары, прекрасное соло Бэнкса на органе, отличная песня The Knife, с которой Genesis имели успех в своем дебюте в Лондоне, в зале "Надзвездный" Ронни Скотта. Однако исполнительское мастерство участников оставляло желать лучшего - ритм-секция выглядела неуверенно и не могла создать прочного фундамента общему звучанию.

В начале следующего года из группы уходят Мэйхью и Филлипс, который, закончив университет, предпочел работу преподавателя музыки. Лишь много позже он вернулся в музыку с сольными альбомами.

Дело поворачивалось плохо. Ничем не помогло телевизионное выступление в программе "Диско 2".

Их третий альбом (3) был построен на использовании мотивов популярных детских песенок, переработанных в меланхолических тонах со специфическим "черным" юмором. Уже тогда тексты у группы несли основную смысловую нагрузку. Песня у Genesis почти всегда - драма, иногда сон, а иногда - реальная история, представленная совершенно в сюрреалистическом духе, часто с лирической хрупкостью, как в Dusk на диске (2), часто с юмором, как описание на лондонском жаргоне смертельной схватки волка с лисой в песне White Mountain с того же диска. А на альбоме (3) песня Musical Box повествует о девочке, играющей в крокет головой восьмилетнего Генри, в композиции The Return Of The Giant Hogweed рассказывается о сорняке, непрерывно растущем и поглощающем всю страну. Творчество группы становится подчеркнуто английским, так же как и у современных им Kinks или Доновэна.

Альбом оказался первым, записанным в их знаменитом составе: Питер Гэбриэл (13.09.50), Энтони Бэнкс (27.03.50), Майк Резерфорд (02.10.50), а также новички - ударник Фил Коллинз (30.01.51) и гитарист Стив Хакетт (12.11.50). До их прихода Genesis некоторое время играли втроем. Коллинз раньше работал в группе Flaming Youth, с музыкой знаком с юных лет и проявил себя также в качестве актера исполнением роли Артфула Доджера в мюзикле "Оливер". Образцами для юного Фила были Харольд Джонс из биг-бэндового ансамбля Каунта Бэйси, а позже Билл Брафорд, Бадди Рич, Билли Кобэм и Джон Бонэм.

Стив Хакетт пришел через три месяца после Коллинза. Интеллектуал-одиночка из Кенсингтона, поклонник Баха, Скарлатти, Альбинони и King Crimson уже два года пытался найти применение своим талантам. Перед Хакеттом гитара у Genesis была скорее фолковая, и смысловое звучание оказывалось у этого инструмента недогруженным. В новом составе романтические интонации в музыке Genesis окончательно упорядочились и закрепились ритмическим битом. Так же, как и каждый в группе, Хакетт не солировал, выделяясь звучащими вполголоса мелодическими интермеццо, унисонным звучанием с органом и нежными звуками испанской и 12-струнной гитары. А когда Genesis купили меллотрон, который стал в их музыке опорным инструментом, Хакетт подчинил свою гитару общему звучанию. Потому-то так часто говорят о его "негитарном" тоне.

Мощные ударные Коллинза придали уверенность игре остальных музыкантов, а мастерство Хакетта и его приверженность к электронному звучанию привнесли в музыку некоторую утонченность. Симфо-рок Genesis продолжал строиться на волнующей, полной мелодрамы и контрастов лирике, с прочувствованными соло меллотрона. В музыке зазвучали "классические" регистры органа; как бы соревнующиеся между собой неожиданные взлеты и падения динамики, тембра и ритма - все это слушалось весьма эффектно.

Еще перед выпуском альбома [3] группа была вся в долгах. Упомянутый диск, а также серия последующих гастролей - в июне 1972 года во Франции, большое турне зимой того же года в родной Англии, увенчанное концертом в знаменитом театре "Рэйнбоу", - упрочили благоприятное впечатление. Но только выпуск альбома [4] помог группе избавиться от долгов и шагнуть в статус суперзвезд, чему способствовали восхищенные рецензии во всех музыкальных изданиях, оды чарующей личности Гэбриэла и все возрастающий интерес в США.

Питер, безусловно, был душой группы - со своим пластичным голосом, напоминающим Роджера Чэпмена из группы Family, со своими волнующими, нереальными микроисториями, вплетенными в продолжительные песни, великолепной, совершенно свободной и одушевленной речью между мелодиями, стилизованным поведением, меняющимся от номера к номеру. Он был отличным актером с тысячью масок - старика, национального героя, лисы, цветка, монстра и многих других - все умел Гэбриэл носить и связать их с музыкой. Причем он никогда не переступал границ хорошего вкуса и не пользовался такими сомнительными находками, как гильотина, змея или сексуальные игрища с куклами, как Элис Купер или Дэвид Боуи.

Вся система их театрального выступления также подгонялась под музыку и потрясала воображение зрителя - "настоящий театр с почти постоянной сменой событий" (Melody Maker), световые эффекты, безумные движения при ультрафиолетовом облучении - при этом их лица, казалось, парили в черной пустоте - непременная смена поз и костюмов. Genesis оказались первым ансамблем, который синхронизировал музыку и сюжет одной мизансценой. Предвестник...

Упомянутый альбом [4] содержал две композиции из числа лучших, записанных группой - Watcher Of The Skies, и Supper's Ready, сюита о шизофреническом раздвоении личности, которая живет в реальности и в мире фантазий. Этим альбомом они отметили свой дебют в английских списках, а в итальянских списках диск продержался несколько месяцев.


Осенью 1973 года в свет выходит великолепный диск [6], который содержал первый английский хитовый сингл группы I Know What I Like и вызвал бурю восторгов в музыкальной прессе. Вот что писал, например, о мелодии Cinema Show рецензент издания New Musical Express: "Она включает в себя вереницу мастерских риффов и музыкальных фраз, каждая из которых занимательна настолько, что из нее могла бы получиться небольшая роковая баллада, тем не менее, после 8-10 тактов в ней наступает какая-то неразбериха и Фил Коллинз начинает ударными рассекать темп и бросает своих партнеров в струю интереснейших и спорадических структур, которые, казалось бы, ничего общего не имеют с содержанием произведения. Но уже в мгновение новый замысел становится привычным и ясным даже для тех, кто уже свыкся с авторскими намерениями".

Изменились и тексты песен. Оттеснив сказочную символику первых альбомов на второй план, Genesis теперь пели о лживости и лицемерии современного мира, о тех социальных контрастах, которые характерны для нынешней Британии. Весь альбом (6) - гротескная картина общества потребления, в котором процветают мафия, рэкет, где битвы гангстеров за место под солнцем происходят прямо около твоего дома: "открой окно и увидишь сам".

Затем ансамбль вылетел в США, где в каждом городе приходилось покорять публику, такую трудную для многих английских групп. Домой они вернулись под сильным впечатлением от поездки и сразу же записали одно из своих самых замечательных и интересных произведений. Появление работы, которая соединила в себе все творческие достижения ансамбля и стала вершиной его музыкальных и поэтических поисков, выглядело совершенно закономерным. Двойной альбом [7], ("Заклание агнца на Бродвее") - рок-опера, созданная, по мнению многих, под сильным влиянием "Томми" Питера Тауншенда, описывающая путешествие американского хиппи по нью-йоркскому "дну", приведшее его к гибели. Альбом вскрывал глубокие социальные противоречия современного американского города. Он полон воображения и острых находок. Для достоверности создаваемого образа Питер Гэбриэл даже пел на уличном жаргоне.

Зрелище по представлению "Агнца" было обставлено пышно, даже несколько претенциозно, хотя сочетание красок, света, музыки и сценических эффектов отточено здесь до совершенства. Сцена в дыму, в лучах прожекторов всех цветов радуги. Феерические декорации, заумные слайды, мгновенно сменяющие друг друга на трех гигантских экранах. Певец, загримированный под пуэрториканца и поющий: "Я вижу ужасное лицо войны над Нью-Йорком...". И музыка, заставляющая дышать аудиторию словно одним дыханием. Все это сочетание позволило критикам и поклонникам в один голос утверждать, что в области театрализованного представления Genesis достиг вершины, а журналист Брюс Мейлер в Melody Maker назвал коллектив "самым многообещающим ансамблем со времен Beatles".

Альбом [7] оказался последним, записанным группой вместе с Гэбриэлом. В конце 1975 года после волны околомузыкальных слухов лидер и вокалист, который и был, собственно, группой Genesis в глазах тысяч поклонников, так же, как и Пол Маккартни в Wings, объявил, что он уходит в сольную работу.

Большинство критиков в этот период поставило крест на дальнейшей судьбе ансамбля. Но Genesis посрамили скептиков, представ перед публикой в новом обличье - Фил Коллинз покинул стульчик ударника и с удивительной самоуверенностью взялся за роль ведущего вокалиста. Ставший результатом этой перестановки альбом [8] стал лучшим у группы и вызвал повсеместно восторженные отзывы, добившись признания анкетой Melody Maker лучшим диском года (и это несмотря на то, что несколько месяцев назад группу уже похоронили).

В музыке мало что переменилось - она осталась светлой, жемчужно переливающейся и звучащей как бы вокруг ликующего меллотрона, в верхнем регистре тесно сочетающегося с голосом Коллинза, весьма сходным с гэбриэловским. На обложке и в текстах песен диска - диккенсовские персонажи. На концертах Коллинз иногда пел от своих ударных, иногда стоя от микрофона, а в это время на ударных его подменял кто-либо из приглашенных музыкантов, иногда Билл Брафорд, иногда американский негр Честер Томпсон, работавший у Фрэнка Заппы и в Weather Report. И здесь музыка стала более выразительной и понятной, и Коллинз более сосредоточен на музыке, нежели на зрительных эффектах - новые черты можно найти на концертном двойном альбоме [10].

Ему предшествовал альбом [9], записанный в конце 1976 года на голландских студиях, который был недружелюбно встречен в критических и музыкальных кругах. Основанием для такого отношения послужила, пожалуй, схожесть этого альбома продукцией и исполнением с предшествующим [8], но он оказался менее контрастным и ярким. Впрочем, в ретроспекции в нем легко обнаружить и точность в звучании, и зрелую сдержанность - просто любому альбому было очень трудно стать успешным после A Trick Of The Tail. Особенно на альбоме [9] удалась первая сторона. Очень мелодичная психодрама Eleventh Earl Of May звучит, словно Battle Of A n Eppin Forest из [6], баллада Майка Резерфорда Your Own Special Way просто великолепна. Наиболее чудесная на альбоме All In A Mouse's Night рассказывает об истории уничтожения мышиной семьи с разных точек зрения: от испуганной пары людей на кровати, от сердитого кота и от несчастных мышат, живущих под полом...


Почти одновременно в продаже появился первый сольный диск Стива Хакетта с красивой работой его жены Ким Пур на обложке. Музыка Хакетта взяла много от классики, простираясь в звучании от мягкой средневековой Hermit до энергичной, выделанной под Уэйкмана Ace Of Wands, а также A Tower Struck Down. Прелестна Shadow Of The Hierophant, с привкусом Малера и с участием певицы Сэлли Олдфилд. Убедившись в обоснованности своих сольных претензий, Хакетт объявил о своем уходе из Genesis.

Все эти перестановки не могли не сказаться на творческом облике некогда сплоченного ансамбля. Прежде всего, Genesis отступил от социальной направленности в тематике песен (в ретроспекции эта ориентация ассоциируется с Питером Гэбриэлом), вновь вернувшись к символическим и абстрактным сюжетам. Но в коммерческом плане альбом (11) оказался весьма успешным. На его записи в студии на гитаре играл Майк Резерфорд, а в гастролях к группе подключался Дэрил Стермер, сотрудник Жан-Люка Понти.

С начала 1979 года группа практически свернула свою совместную деятельность, собираясь вместе только на сессии для записи сольных альбомов и работы над очередным своим диском [12]. Он мало добавил к творческому лицу группы, которая, как музыкальный коллектив, осталась цельной и интересной. Альбом посвящен взлету и падению поп-звезды, утрачивающей свои иллюзии в жестоком мире шоу-бизнеса. Кульминацией записи и ключом к пониманию ее содержания оказалась песня Guide Vocal, тема которой повторилась в финале.

В конце 1980 - начале 1981 года все члены ансамбля отметились выпуском своих сольных альбомов. Все они пользовались уважением прессы и устоявшейся аудитории Genesis, а диск Коллинза [C1] добился к тому же высоких и прочных позиций в коммерческих списках.

Бэнкс, Коллинз и Резерфорд практически не общались до сентября 1981 года, когда собрались в студии для работы над диском [13]. Этот альбом, равно как и следующие студийные (15) и (17), свидетельствовал о значительном изменении музыкальных привязанностей группы: ударные выдвинулись на передний план, звучание клавишных стало гораздо чище, ритмическая основа стала неоправданно тяжелой, балладные композиции превратились в обычные песни с многократным повторением темы, а общая направленность музыки стала напоминать "новую волну". Когда-то эфирный, словно невесомый, стиль Genesis теперь будто налился свинцом.

На этих альбомах стала заметной особенная роль Коллинза, вооруженного опытом своих сольных дисков: он оказался тем, кто привил группе необходимый апломб и смелость отказаться от нажитого капитала 70х годов. Сам Коллинз, маньяк-работоголик, побужденный к тому же к интенсивной работе личными проблемами, в частности, разводом, оставил свои обязательные арпеджио, стал играть фанки на манер Earth, Wind and Fire и использовать новомодную электронную перкуссию. То из 70х, что американские критики называли у Genesis претенциозностью, растворялось по мере того, как ансамбль переносил свои концерты со стадионов в относительно небольшие залы. Так и прошли успешные гастроли по Англии в 1980 и 1982 годах, увенчанные выступлением в лондонском клубе "Марки" и документированные отличным концертным альбомом (14). Последний показал, что за 14 лет на сцене Genesis не растеряли энергии и энтузиазма. Четвертая сторона содержала студийный материал.

Однако прежняя одухотворенность музыкантов, по мнению некоторых критиков, превратилась в искусственную экзальтированность, а мастерство - в изощренное штукарство. Кризис? Соотносительно с общим тогдашним уровнем роковой продукции - нет. Соотносительно с вершинами, покоренными группой в середине 70х годов - безусловно, да! Отдельные удачные композиции, как титульная и Who Dinnit? с альбома (13), Illegal Alien и Mama c диска (15), в начале 1984 года отметившаяся в верхней части практически всех мировых списков, титульная и In Too Deep c лонгплея (17), говорили не столько о выходе из художественного тупика, сколько свидетельствовали о незаурядной музыкальной сноровке.

Однако первые же после трехлетнего периода концертной неактивности гастроли ансамбля по Англии и Европе показали, что популярность группы совершенно не пострадала. В очередной раз они продемонстрировали умение находить контакт практически с любой аудиторией, продолжая на сцене делать главный упор на освещение, пытаясь динамикой его изменений придать ощущение движения неподвижным музыкантам.


Двадцатилетие существования группы немного изменило в ее привычках. Но результаты студийной работы становились все более редкими из-за многочисленных увлечений и обязанностей - продукция, кинематография, семьи новые и старые, мини-метро у Фила, лошади у Майка, кинематография у Тони - и, конечно, у каждого сольная работа. Но, когда тяга к общему студийному труду обуревала всех троих, они проводили там ежедневно куда больше 12 часов.

Хотя, согласно названию диска (18), танцевать они не умели, но в очередной раз оседлали списки с песней No Son of Mine. Теперь продюсером оказался Ник Дэвис, а в голосах сопровождения - семейные половины музыкантов. Как обычно, исключительная по качеству медленная песня (Ne v er a Time), впечатляет переживание о судьбе сына Эрика Клэптона (Since I Lost You); иронизирующая над рекламой титульная песня сменяется серьезной Driving the Last Spike.

Огромный коммерческий успех этого диска обеспечил не менее жаркий прием последовавшим затем "живым" и компилятивным альбомам.

Итак, усилиями прежде всего Коллинза, Genesis образца 80/90х годов оказались приемлемыми для поп-аудитории, а их синглы и альбомы получили постоянную прописку в списках. Привлекательность их концертов росла и росла, сделав их в итоге одной из самых желанных приманок для слушателей. Genesis добились новой, огромной аудитории, в которой даже оказались хиппующие члены королевской семьи. Единственными из "динозавров" техно-рока они пережили без коммерческих потерь великий ледниковый период жанра. Они остались выдающейся группой ценой, быть может, вычерпывания своего творческого потенциала. Но возможно и другое: уступки житейским соблазнам сыграли свою роль и направили ансамбль по пути творческого компромисса.

Сольные альбомы Стива Хакетта, выпущенные после ухода из ансамбля, обнаруживали постепенное ухудшение качества, что нашло свое отражение в стилистической пестроте, отсутствии идейного и артистического стержня. Впрочем, нужно признать, что качество записей, микширование которых было выполнено с помощью компьютерных устройств, (Хакетт явился одним из первых музыкантов в роке, применивших эту технику в студии) оказалось практически безупречным. Он работал в группе GTR вместе со Стивом Хауи.

Фил Коллинз оказался организатором одного из лучших английских джаз-роковых коллективов Brand X. Творения сольной карьеры Коллинза совершенно не напоминали его работы в Genesis и были ближе, скорее, к модифицированному соулу. Тем не менее, коммерческий успех его альбомов (C1), (C3) и ( C4) и многих синглов был огромен. Активно занимался продукцией, работал с Адамом Антом, бывшей певицей квартета ABBA Фридой, Джоном Мартином, Эриком Клэптоном и Филипом Бейли из EW&F. Выезжал на гастроли совместно с Genesis, Робертом Плантом и Клэптоном. Сочинял и исполнял музыку для фильмов, сам снялся в фильмах "Полиция нравов Майами" и "Бастор".

Первый гитарист ансамбля Энтони Филлипс вернулся в шоу-бизнес в начале 1977 года. В его обильной дискографии один альбом непохож на другой, музыка располагается в диапазоне от чисто британской прог-попсы через продолжительные оркестральные пьесы до электронных творений. Некоторые из них полностью составлены из инструментовок, на других поет Филлипс или приглашенные вокалисты - Фил Коллинз, Дэн Оуэн из Happy the Man, Дэйл Ньюмен и другие. Среди лучших альбомов - напоминающий ранних Genesis (Р1), равно как и поздний (Р14); они построены на звучании гитар, окруженном мини - оркестром. Более электрические альбомы (Р2) и облегченный (Р4) сделаны с помощью Джона Джи Перри (экс-Caravan) и Майкла Джайлса. Самый попсовый его альбом (Р7) (с участием Ричарда Скотта) местами поражает интеллигентностью звучания. Другая его работа со Скоттом (и с Моррисом Пертом на перкуссии), альбом (Р6), хотя в звучании опирается на клавишные, в целом вполне напоминает Олдфилда. Импрессионистическая синтезаторная музыка на (Р13) дополняется прекрасными гитарными пассажами Энрике Берро-Гарсиа. В таком же минорном ключе и с подобной инструментовкой решен диск (Р15), содержащий более короткие пьесы, в том числе предназначенные для телепередач. Очень спокойная и расслабляющая музыка звучит с альбома (Р16), выполненного скорее в стиле "нью-эйдж". Несколько особняком в творчестве Филлипса стоят великолепные диски (Р7) и (Р12) - первый из них является коллекцией гитарных дуэтов с Берро-Гарсиа, а второй составлен из фортепьянных инструментовок, записанных в период между 1971-1985 гг. На очень хорошем альбоме (Р17) доминируют минорные звучания акустической гитары и электроники, дополненные перкуссией и сопрано-саксофоном.


Дискография:

Genesis

  1. From Genesis To Revelation (DCC 1969) B:1
  2. Trespass (CHM 1970)
  3. Nursery Cryme (CHM 1971)
  4. Foxtrot (CHM 1972)
  5. Genesis Live (CHM 1973)
  6. Selling England By The Pound (CHM 1974)
  7. The Lamb Lies Down On Broadway (CHM 1974) OO
  8. A Trick Of The Tail (CHM 1975)
  9. Wind And Wuthering (CHM 1976)
  10. Second's Out (концертный) (CHM 1977) OO
  11. ...and Then There Were Three (CHM 1978)
  12. The Duke (CHM 1980)
  13. Abacab (CHM 1981)
  14. Three Sides Live (конц.) (CHM 1 982) OO
  15. Genesis (CHM 1983)
  16. In Concert (CHM 1984)
  17. Invisible Touch (CHM 1986) A:1; BB
  18. We Can't Dance (VRG 1991)
  19. The Way We Walk - vol.1 & 2 (концертный) (VRG 1992-3) OO A:2

Примечания к дискографии Genesis: альбом [1] был переиздан в 1974 году под названием In The Beginning; в 1986 году - под названием When the Sour Turns to Sweet, в 1990 году на компакте под названием Genesis; диски [2], [3], [4], [6] были переизданы в 1975 году под названием Genesis Collection, vol.1 & 2.

сборники:

  1. Turn It On Again - Best of '81-83 (1992) M****
  2. Pop - The First 20 Hits (1992)

видеофильмы:

  1. Three Sides Live
  2. The Mama Tour Video, vols. 1&2
  3. We Can't Dance (1992)

библиография:

  1. Bowler, Dave & Dray, Brian - Genesis: A Biography; Sidgwick & Jackson 1988
  2. Clarke, Steve - Genesis: Turn It On Again; Omnibus 1984
  3. Gallo, Armando - Genesis: The Evolution of a Road Band; Sidgwick & Jackson 1978
  4. Gallo, Armando - Genesis: I Know What I Like; DIY Books 1980
  5. Poor, Kim - Genesis Lyrics; Sidgwick & Jackson 1979

Сольные альбомы Стива Хакетта:

  1. Voyage Of Acolyte (CHM 1976) A/B:2
  2. Please Don't Touch (CHM 1976)
  3. Spectral Mornings (CHM 1978)
  4. Defector (CHM 1980)
  5. Cured (PLD 1981)
  6. Highly Strung (PLD 1983)
  7. Bay of Kings (PLD 1983)
  8. Till We Have Faces (CST 1984)
  9. GTR (в группе GTR) (PLD 1986)
  10. Momentum (PLD 1988)
  11. Guitar Noir (PLD 1993)

сборники:

  1. Unauthorized Biography (VRG 1992)

Сольные альбомы Фила Коллинза:

  1. Face Value (ATL 1981)
  2. Hello, I Must Be Going (ATL 1982)
  3. No Jacket Required (ATL 1985) BC+
  4. ....but Seriously (VRG 1989) A:2
  5. Serious Hits Live (VRG 1990) B:2

сборники:

  1. 12 Inchers (ATL 1990)
  2. Both Sides (VRG 1993)

видеофильмы Фила Коллинза:

  1. Live at Perkins Palace
  2. Phil Collins
  3. No Jacket Required (1985)
  4. Buster (The Making of)
  5. Phil Collins, Paul McCartney Live at Knebworth (1990)

Сольные альбомы Майка Резерфорда:

  1. Smallcreeps Day (CHM 1980)
  2. Acting Very Strange (WEA 1982)

с группой Mike & the Mechanics:

  1. Mike and the Mechanics (WEA 1985)
  2. The Living Years (WEA 1988)
  3. Word of Mouth (WEA 1991) B:1/2

Сольные альбомы Тони Бэнкса:

  1. A Curious Feeling (CHM 1980)
  2. The Fugitive (VRG 1983) A:1
  3. Soundtracks (VRG 1985)
  4. Bankstatement (VRG 1989) A:1
  5. Still (VRG 1991)
  6. High Civilization (VRG 1991)

Сольные альбомы Энтони Филлипса:

  1. The Gees And The Ghost (CHM 1977)
  2. Wise After The Event (ART 1978)
  3. Private Parts and Pieces (ART 1978)
  4. Sides (ART 1979)
  5. Back To The Pavillion (ART 1980)
  6. 1984 (ART 1981)
  7. Antiques (ART 1982)
  8. Invisible Man (ART 1984)
  9. Twelve (ART 1984)
  10. Catch at the Table (ART 1985)
  11. Harvest of the Heat (Cherry Red 1985) A:A+/1
  12. Ivory Moon (Cherry Red 1986)
  13. Slow Waves Soft Stars (1987)
  14. Tarka (с Х.Уильямсоном) (PRT 1988) A:1
  15. Fingerprinting (1989)
  16. Slow Dance (VRG 1990)
  17. New England (1992)

[back] [home] [mail me]