[back]

[home]

[mail]

ВЭЛ ХОХЛОВ

УЛИЦЫ КИЕВА

заметки

УЛИЦА КОСТЁЛЬНАЯ

ЕСТЬ в самом центре Киева улочка. Костёльная. Коротенькая — всего каких-то метров четыреста, можно за пять минут пройти от начала до конца. С одной стороны Майдан, толпы народу, жизнь бьет ключом. С другой — парк на Владимирской горке, вид на Днепр и левый берег (ну, реку может и не видно, склон крутой). Улица похожа на жизнь — между красотой и суетой, шумным центром и тихим спокойным парком, между буднями и вечностью, между их миром и моим внутренним миром... всего каких-то четыреста метров. И все же, улица эта ближе ко второй стороне, толпы проходят её стороной, такой себе островок уединения в шумном городе. Посреди улицы находится маленький скверик, там, на лавочках под сенью деревьев, мы, бывало, пили вайн. Осенью 2000-го в Киев приезжала Таня и мы гуляли там с ней, под ногами шуршали желтые опавшие листья. Почему-то это напоминает мне заброшенный Lothlorien, покинутый эльфами…


УЛИЦА ТРЁХСВЯТИТЕЛЬСКАЯ

НА Европейской площади в Киеве встречаются три большие улицы. Крещатик, Грушевская, которая уходит на Печерск, и Владимирский спуск, который уходит на Подол (раньше он назывался Александровским, и по нему пустили первый в Восточной Европе трамвай). Но есть еще и четвертая, маленькая улочка, которая спускается к площади. У нее красивое название — Трёхсвятительская. От площади она круто поднимается вверх, оставляет справа Владимирскую горку (как раз оттуда влево уходит Костёльная) и идет вдоль стены Михайловского монастыря. А по другую сторону улицы находится довольно интересный дом: в нем три этажа со стороны улицы, а со стороны двора — пять. Все из-за перепада высот. Идешь как по крепостной стене, ниже уровня тротуара окна, крыши домов… Но улочка короткая, минут через десять проходишь её до конца и выходишь на Михайловскую площадь.


УЛИЦА ДЕСЯТИННАЯ

МИХАЙЛОВСКАЯ площадь… Если пройти немного в сторону Днепра, то выйдешь к верхней станции фуникулёра. Оттуда открывается чудный вид на реку, острова и левый берег. Дальше можно пройти мимо мрачного сталинского здания МИДа (бывший горком) и нырнуть в тихую и тенистую улочку Десятинную. Названа она в честь Десятинной церкви, первого каменного храма Руси, усыпальницы князя Владимира. От церкви остались только «рожки да ножки»: окончательно ее разрушили при советской власти. Ощутите величие момента — вы идете по самому центру Киева, улице этой, может быть, тысячу лет. Раньше у нее было другое название, более красивое — улица Княжий двор. И сейчас эта улица совсем не-простая. Как-то я видел на ней министра иностранных дел, например, живущего в одном из тех двух домов. Пройдя до конца улицы, выходишь на перекресток: налево начинается Владимирская, а прямо уходит Андреевский спуск. Но это уже совсем другая история…


УЛИЦА ВЛАДИМИРСКАЯ

ВРЯД ли какая-то иная улица имеет больше прав называться центральной, чем Владимирская. Вокруг нее строился и город Владимира, и город Ярослава. Только свернешь на неё с Десятинной — и вот, сразу справа сердце Киевской Руси, место, на котором стояли княжеский дворец и Десятинная церковь. Дальше, на нынешнем перекрестке с БЖ, находились Градские (Софийские ворота), затем улица шла мимо Софийского собора (сейчас она идет иначе, метров на 50 левее) и выходила к Золотым воротам.

И вряд ли какая-то иная улица так похожа на жизнь человека. От Андреевского спуска до БЖ (Большой Житомирской) она напоминает детство — тихая, почти пешеходная, и праздничная, т.к. прям на улице продают картины и сувениры. От БЖ улица наполняется машинами и людьми, жизнь бьет ключом. Софийская площадь, здание КГБ/СБУ (хм… тоже жизнь), сквер у Золотых ворот (оттуда налево вниз уходит Прорезная, а направо — Ярославов вал). Это были юность, динамизм. А потом наступает зрелось. Опера, когда-то красиво отреставрированная, а теперь немного поблекшая, которая находится на перекрестке Владимирской и Хмельницкой. Далее здание Национальной академии наук, Университет, носивший гордое имя Св. Владимира и бездарно переименованный в Шевченко (ну нельзя же сравнивать локального поэта и великого государя), и сомнительной репутации парк у памятника Шевченко (парк очень красиво отреставрировали, но его репутация не улучшилась). Далее основной поток машин и людей уходит налево, вниз к Толстовской площади. И наступает медленный закат — сначала тенистая и спокойная старость, еще уверенная в себе и хорошо выглядящая. Но после Саксаганской улица, как и жизнь в глубокой старости, приходит в полный упадок. Запустение, заброшенность, разбитость, неухоженность, угасание и какая-то незаметная смерть — я даже не знаю, где кончается Владимирская улица — того, что раньше горело так ярко.


ШЕВЧЕНКОВСКИЙ БУЛЬВАР

САМАЯ большая, важная и оживленная трасса в Киеве, которая начинается в самом центре, на Бессарабской площади, и стрелой идет прямо на запад — Шевченковский бульвар и Брест-Литовский проспект (в честь победы в одной из войн его назвали проспектом Победы). Представьте на минутку чугунные ограды и две шеренги тополей посреди неширокой улицы… И кроны каштанов над тротуарами. Это Шевченковский бульвар. Раньше он назывался Бибиковским, в честь генерал-губернатора начала XIX века. Ирония судьбы — имя угнетателя сменили на имя угнетавшегося; ну и кто теперь помнит этого Бибикова? Хотя самое первое название улицы — Бульварная. Мне оно больше нравится. Сначала бульварную часть засадили липами и каштанами, но потом из каких-то соображений (я знал, знал, но забыл) заменили на тополя. Тополиный пух…

Бульвар (я его так и называю — Бульвар с большой буквы) ассоциируется у меня со вполне определенным временем года. Это конец августа. Светлые погожие дни. Даже жарко. Солнце клонится к закату, ранний вечер. Людей немного. Тихий ветер шелестит в ветвях тополей. Время течет вяло, лениво. И я иду по бульвару, без особой цели, медленно, неспешно… С бутылкой пива в руке…

От угла Бульвара и Владимирской на запад, вниз, под горку, между двух рядов машин, чугунных оград и тополей, с бутылкой пива в руке, медленно и неспешно, к Галицкой площади (ныне площадь Победы, не знаю только кого, над чем и зачем). Иду…


УЛИЦА САКСАГАНСКАЯ

ОТ площади Победы (Галицкой площади) до Эспланадной, почти параллельно Бульвару, тянется долгая, унылая, серая улица Саксаганская. Когда-то она называлась Мариинско-Благовещенская; возможно, тогда она не была такой серой и унылой. А теперь улица эта олицетворяет собой будни — ничем не примечательные дома, вечно спешащие куда-то люди, постоянные пробки. Раньше по этой улице ходил культовый первый трамвай, один из самых длинных маршрутов — от Дворца Спорта, самого центра, аж до Южной Борщаговки, самой окраины Киева. Трамвай убрали, чтобы разгрузить улицу — помогло мало, а вот культовый первый маршрут урезали. Когда-то я шел домой после кинофестиваля (около 2300) и думал уже зайти в метро на Дворце Спорта, когда увидел подъезжающий трамвайчик. Видимо, это был последний в тот день рейс, т.к. на каждой остановке он стоял довольно долго, ждал людей. Так что добирался домой я довольно долго. А через пару недель как раз трамвайный маршрут и сняли. Думаю я, что та поездка была не случайной — своего рода прощание. И вообще, всё больше я убеждаюсь в том, что какие-то вещи, которые кажутся нам случайными и малозначительными, на самом деле оказываются важными и значение их становится понятным лишь по прошествии некоторого времени.

Киев, январь-февраль 2004 года